Блог

Октябрь 31, 2017
Метеоры в ночи

Автор: Ирина Акчурина


Урожай, который собирали анабаптисты, не всегда соответствовал посеянному зерну. Как и свидетельство ранней Церкви, свидетельство перекрещенцев сопровождалось гонениями, даже до смерти. Одним из объяснений такого отношения к анабаптистам со стороны католиков, лютеран и реформатов был сам характер этой темной эпохи. XVI век был темен, поскольку сам был продуктом предыдущей эпохи — темного Средневековья. Цивилизация с пренебрежением относилась к человеческим страданиям и низко ценила отдельно взятого человека. Благочестие измерялось внешними деяниями, их количеством и проявлением. Лицемерие было отличительной чертой эпохи. В этой тьме анабаптисты сверкали как метеоры в ночи. И там, где был распространен католицизм, и там, где протестантизм, считалось, что церковь и государство неотделимы друг от друга. Любое отклонение от официальной церкви рассматривалось как преступный заговор. Заговором в равной степени считалось и перекрещивание, и антиправительственная агитатация, и анархия, и нечестие, и кощунство, и лицемерие. Нередко и намека на справедливость не было в отношении к обвиняемым. Очень часто обвинение анабаптистов было равносильно осуждению. Заключение в тюрьму и пытка обычно приводили к смерти. Анабаптистов топили, казнили мечом, сажали на кол — любые средства использовались, чтобы искоренить ненавистное движение.  

ЭБЕРЛИ БОЛТ

Первым анабаптистом, умершим за веру, был Эберли Болт. Проповедник был сожжен католиками на колу в Швице, Швейцария, 29 мая 1525 года. Со смерти Болта для анабаптистов начался период мученичества и гонений, который с большей или меньшей силой продолжался более трех веков. Число подвергшихся гонениям никогда точно не будет установлено. В одних странах данные не сохранились, в других — они не полные. Однако мы располагаем огромным материалом, основанным на документальных отчетах о процессах, на свидетельствах очевидцев и на рассказах самих анабаптистов. 

КОНРАД ГРЕБЕЛЬ.

Немногим более чем через год после того как учредил осознанное крещение по вере среди Швейцарских братьев, был убит Конрад Гребель. Его служение как анабаптистского проповедника продолжалось не дольше года и восьми месяцев. Несмотря на долгие периоды тюремного заключения и слабое здоровье, служение Гребеля было поистине феноменальным. Бродячий ученый-гуманист стал горячим проповедником Евангелия, он обладал рвением крестоносца и до смерти посвятил себя своему делу. Вся миссия Конрада Гребеля в качестве анабаптистского проповедника длилась не больше года и восьми месяцев. Несколько проповедей, небольшое число писем, ряд тюремных заключений, один памфлет, несколько крещений, нищета, непонимание со стороны домашних и поношение в родном кантоне — вот все, чем отмечена трагическая и короткая миссия человека, который мог бы стать великим реформатором. Однако в движении, важнейшим лидером которого он стал, его жизнь продолжается и по сей день. 

ФЕЛИКС МАНЦ

Если Гребель был «корифеем анабаптизма», как его назвал Цвингли, то Манц же был «Аполлоном». По важности своей роли в анабаптистском движении Манц уступал только Гребелю, превосходя его, впрочем, в красноречии и популярности. Манц стал первым анабаптистским мучеником, умершим от рук протестантов, и первым мучеником Цюриха. Поскольку Гребель уже умер, Манц фактически возглавил Швейцарских братьев. Его благородная жизнь, красноречие, образованность снискали ему большую популярность. Именно по этому в глазах Цвингли он был великим искусителем. 

Манц, согласно приговору , был доставлен связанным из Валленбергской тюрьмы к пристани. Всю дорогу он свидетельствовал перед сопровождавшей его унылой процессией и перед теми, кто стоял на берегу реки Лиммат, свидетельствовал и прославлял Бога за то, что ему, грешнику, предстоит умереть за истину. Он заявлял, что крещение по вере является истинным крещением, согласно Слову Божьему и учению Христову. Можно было услышать и голос его матери, выделяющийся из покорной толпы и шума быстрого речного потока, она укрепляла его решимость оставаться верным Христу в час испытаний. После того как приговор был оглашен, Манца посадили в лодку. Напротив ратуши лодка двинулась вниз по течению в сторону хижины рыбаков, которая находилась посреди Лиммата. Руки и ноги Манца были связаны, но он громко пел: «В руки Твои, Господи, предаю дух мой». Через несколько минут холодные воды реки сомкнулись над головой Феликса Манца. Согласно цюрихскому летописцу Бернхарду Биссу, казнь Манца состоялась в субботу 5 января 1527 г. в три часа дня. 

После себя Манц оставил лишь письменное исповедание своей веры и гимн в восемнадцать строф. Также оказалось, что он был автором Protestation und Schutzschrift, апологии анабаптистской позиции, представленной цюрихскому городскому совету за два года до казни. В этих словах его свидетельство доносится до нас через века: 

«Любовь к Богу через Иисуса Христа — вот единственное, что останется, а гордыня, поношение и страхи исчезнут. Богу любезна только любовь; тот, кто не может явить любовь, не имеет части у Бога. Непреложная любовь Христова постыжает врага. Наследник Христов должен быть милостив как Отец наш Небесный... Христос никого не ненавидел; Его истинные ученики тоже не знают ненависти, они следуют Христу, идут Его путем... Здесь я кончаю свою памятку... Я решил, что буду верен Христу. Возлагаю свою надежду на Него, Он знает каждую мою беду и силен меня спасти. Аминь». 

Амишские меннониты и гуттериты до сих пор поют на немецком гимны из Ausbund — сборника гимнов XVI века. Один из них написан Феликсом Манцем. 

ГРЕГОРИ БЛАУРОК

Георг Блаурок, «Геркулес анабаптизма», превзошел и Гребеля, и Манца в действенности своей миссии. В день казни Феликса Манца он был жестоко выпорот кнутом, но и после этого распространял анабаптистскую веру еще более двух с половиной лет, пока его самого не казнили за ересь. Шестого сентября 1529 г. он был сожжен неподалеку от Клаузена в Тироле. Блаурок не был искусным богословом, однако внес большой вклад в анабаптисткое движение на ранней стадии его становления. Именно он испросил крещения у Гребеля и вместе с Манцем и Гребелем распространял благовестие Швейцарских братьев в окрестных городах и деревнях. Хотя его ревность иногда опережала рассудок, именно Блаурок сделал огромный вклад в образование анабаптистской общины в Цолликоне. Бесконечно искренняя преданность анабаптизму, его пониманию веры и эффективность в ее распространении стоили ему жизни. 

МИХАЭЛЬ САТТЛЕР

Среди тех, кто принял смерть от рук властей за веру, было бесчисленное множество достойнейших, обычно неизвестных свидетелей. Тем не менее, не было ни одного, кто превзошел бы в час смерти Михаэля Саттлера. Его величайшее свидетельство стало символом анабаптистской верности в глазах людей XVI века, всех, кто слышал историю его героической мученической смерти. Майским днем 1527 года Михаэль Саттлер был приговорен к смерти в имперском городе Роттенбурге на реке Некар. Приговор гласил: «Михаэль Саттлер будет предан палачу. Тот приведет его на площадь и там сначала вырвет у него язык, потом привяжет его к повозке и раскаленным железом выжжет в двух местах его тело, затем по дороге к месту казни повторит это еще пять раз, а после сожжет его тело дотла, как тело страшного еретика». 

И ДРУГИЕ СВИДЕТЕЛИ...

Многие, подобно Саттлеру, запечатлели свою веру кровью. Даже беглого взгляда на «Зеркало мучеников» достаточно, чтобы отметить жестокость гонений, которые с нарастающей силой постигали этих бедных людей. В XVI веке анабаптисты в глазах мира были просто ничем. Имеет ли значение, что какая-то Елизавета, Мельхиор, Ганс, Леопольд, Леонард или Анна были умерщвлены? 

Вот типичная запись из «Зеркала мучеников»: «В августе 1538 года десять или семнадцать человек, мужчин и женщин, были схвачены, посажены в тюрьму и обвинены в перекрещивании. Они были в основном из бедняков, кроме одного, золотых дел мастера по имени Пауль фон Друзнен, о котором известно, что он был их духовным наставником. Пауль и трое других были казнены в Вучте, в театре, а затем 9 сентября сожжены». В отчете описано, как доминиканцы попытались сломить женщин, заставив их отречься от веры: «Жена Пауля сказала: „Господи! Просвети тех, кто навлекает на нас такие страдания, чтобы они увидели, что делают. Я благодарю Тебя, Боже, за то, что Ты счел меня достойной претерпеть страдания за имя Твое“».

В некоторых местах преследования были столь жестокими, что движение удавалось искоренить. Но в других, где гонения были не такими повсеместными, свидетельство мучеников при-водило к удивительному росту числа уверовавших. Гонимые в одной стране, под страхом смерти, лишенные имущества, анабаптисты устремлялись в другую, ища спасения на одном из быстро исчезающих с карты Европы островков свободы. Надежда была тщетной. Нигде анабаптистам не удавалось спастись от гонений. Горящие костры, тлеющие колья отмечали их скорб¬ное шествие по Европе. Даже полтора века спустя анабаптистов судили в Берне, Швейцария. Такая цена была заплачена за установление в Европе системы государственных церквей. На фоне мрака долгой европейской ночи, несущей смерть, анабаптистские «метеоры» сверкают еще ярче. Ночь, хоть и более тотальная, чем эти метеоры, не смогла заглушить свет. Убивали анабаптистов, но истину убить не мог-ли. «Истина бессмертна»

История Анабаптизма. Уильям Р. Эстеп

Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке