Блог

Август 02, 2017
Тело Христово

Автор: Ирина Акчурина

Тело Христово — это вечный, непреходящий шедевр, и я не думаю, что мы в достаточной степени понимаем Божий замысел о нем и проявляем к нему то уважение, какое оно по праву заслуживает. Наше представление о том, кто мы такие, далеко от истины, и это отчасти свя­зано с тем, что при сухом, равнодушном отношении друг к другу невозможно увидеть друг в друге членов одного Тела. Мы не уважаем Христа в Его верующих, как не ува­жаем многообразия в Божьем народе со всеми присущи­ми каждому его члену индивидуальными особенностями. Мы избирательны в нашем отношении к другим и склон­ны необъективно и с симпатией относиться к тем, кто по­хож на нас, а это мешает нам увидеть полноту Христа в Его Теле.

Чтобы увидеть в сообществе верующих Тело, нужно откровение, и здесь снова нам грозит опасность превра­тить святое понятие в пустую фразу. Мы можем употре­блять понятие «Тело Христово», но означает ли это, что мы на самом деле понимаем, что это такое? Мое откро­вение о Теле Христовом я вынес из ссор с моей женой, когда пытался примирить иудея (себя) с язычницей (ней). Между такими разными людьми существует масса противоречий, но слава Божья более всего проявляется тогда, когда Бог из двух противоположных людей создает одного нового человека, единый новый организм (см. Еф. 2:15). Именно в таком антагонизме, в трениях и поисках примирения у человека начинает складываться представ­ление о том, что такое Тело как живой организм во всем своем многообразии и различиях.

Тело Христово нельзя представлять себе как организамионную структуру. Даже в харизматических и евангельских церквах часто присутствует такое представление о церкви. Из-за нашей неразборчивости в употреблении и неспособности различить истинное Тело мы говорим о единстве в Теле Христовом, когда проходит ка­кое-то экуменическое собрание католиков и протестан­та или разные деноминации решают создать какую-то общую организационную структуру. У меня даже нет слов, чтобы передать весь масштаб этого искажения. Это просто какая-то карикатура на божественный замысел, и причина ее кроется в бездумном употреблении сло­восочетания «Тело Христово». Тело по замыслу Божье­му — живой организм, священный и святой, и только как организм оно имеет в себе жизнь, притекающую к нему от Главы, к которой присоединено. Это подлинное Тело, малозаметное и потому неузнаваемое для мира, всегда будет камнем преткновения для институциональной мо­дели церкви, противостоя ей.

"И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями для подготовки святых на дело служения, для созидания Тела Христова" (Еф. 4:11,12).

Неудивительно поэтому, что институциональная церковь, каким бы именем ни называлась, оказыва­ет такой плохой прием посланным Богом апостолам и пророкам. Организация требует от человека дока­зательств его компетентности в виде свидетельств об окончании школ и семинарий. Предъявив такие сви­детельства, вы получаете звание евангелиста, пастора или учителя и занимаете свою ячейку в организацион­ной структуре, однако это не значит, что Бог признает или удостоверяет ваше служение Ему. Истинное Тело Христово признает и принимает то, что органически близко ему, и отвергает то, что органически чуждо. Не менее верно и противоположное утверждение, что ин­ституциональная модель не может вместить и принять органическую сущность, они диаметрально противопо­ложны друг другу.

Бог будет осуществлять Свои замыслы о Своем при­шествии, Своем Царстве и Своей вечной славе исключи­тельно через Свое Тело, но достичь той полноты роста, которая нужна Богу для этого, организм, в силу самой своей органической природы, может только очень болез­ненным путем.

«Доколе все достигнем единства веры и знания Сына Божия, возраста зрелого человека, такого роста, кото­рый соответствует полному росту Христа. В результа­те этого мы уже не будем более детьми, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения, но, говоря истину в любви, мы будем возрастать, во всем достигая роста Того, Который есть Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаим­но скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви» (Еф. 4:13-16).

Говорить истину в любви — абсолютная необходи­мость, однако ее можно избежать в любой общине, ко­торая построена не как органическая форма выражения Тела. В такую общину можно ходить всю жизнь и ни разу не почувствовать необходимость говорить истину в люб­ви. Но как только вы станете частью Тела как организма, будете чувствовать ее ежедневно.

Мы растем от того, чем сами питаем друг друга. Это питание поступает к нам от Главы, подающей жизнь Телу, однако мы можем остановить течение этой жизни, под­держивая минимум отношений друг с другом. Минимум отношений — это когда мы уделяем друг другу минимум нашего времени, нашего внимания, наших дарований и финансов. Господу нужен щедрый дух в нас, наполняю­щий дом Его благоуханием. Мы должны делиться с Те­лом всем, что имеем, щедро и с избытком, так как уважа­ем Главу, с которой оно соединено в один божественный организм.

Я всегда задаю людям вопрос: «С какой формой вы­ражения Его Тела вы соединены?» Это совсем не то же самое, что спросить: «В какую церковь вы ходите?»

Церковь, куда вы ходите, может быть лишь местом ва­шего служения и миссионерства. И если мы не соеди­нены с какой-либо формой выражения Тела, то теряем поток жизни, идущий от Главы. В Теле Христовом нет места пассивности — в нем должен быть активен каж­дый член: «Когда вы сходитесь, и у каждого из вас есть псалом, есть поучение, есть язык, есть откровение, есть истолкование, — все сие да будет к назиданию» 1 Кор. 14:26).

Жизнь Тела проявляется в Теле всегда, когда оно соби­рается вместе для назидания и взращивания этого Тела. Не много можно найти церквей, где поощряется такого рода открытый формат; большинство предпочитает дове­рять организацию и проведение богослужения подготов­ленному штатному служителю. И если сказать честно, мы очень даже рады платить ему высокую зарплату, лишь бы только избавиться от духовной ответственности делить­ся друг с другом псалмом, поучением, откровением, язы­ком или истолкованием! Как следствие, Тело истощается. Получая недостаточно питания, оно не растет, и поэтому мы такие хромые, разъединенные и хилые.

Если живительное питание не будет поступать че­рез эти формы выражения жизни, мы будем пребывать в состоянии крайней немощи, когда многие из нас будут больны и на грани смерти. В Теле нет и не может быть оправдания пассивности и праздности. Когда собираемся вместе, мы должны приходить уже подготовившими себя в своей молитвенной комнате, с полным ожиданием того, что Бог возьмет что-то у нас и употребит это для роста и назидания Тела.

Когда Павел через год или два проходил снова по ме­стам, где прежде насадил церкви, ему оставалось толь­ко назначить пресвитеров. И выбирал он их отнюдь не вслепую, так как тех, кого Бог уже подготовил, можно было определить сразу. Он уже увидел признаки зрело­сти у некоторых верующих. Он увидел тех, кто уже до­рос до того, чтобы пасти других и наблюдать за ними, и возложил на них руки, помолившись в присутствии Тела, благодаря чему они были узнаны и признаны как пресвитеры. Тело Христово, нашедшее свое выражение в тех поместных общинах, росло и зрело во время Павлова отсутствия потому, что каждый имел псалом, поучение, откровение, язык и истолкование.

Прийти к истинному единству нелегко, его не удаст­ся навязать сверху или ввести голосованием. Как только оно достигнуто, его нужно заботливо беречь и поддержи­вать. Общинная жизнь — нечто большее, чем временное соседство. Это устойчивый образ жизни, для достижения которого требуется приложить немало усилий. Драго­ценный елей помазания, сходящий свыше, вовсе не при­знание виртуозного умения каждого из нас жить своей духовной жизнью или особого призвания; мы его име­ем благодаря нашим общинным отношениям. Если же у нас индивидуалистический взгляд на вещи, особенно на наше призвание, дарование и служение, тогда мы будем убеждены, что этот елей у общины благодаря именно на­шему дарованию. Помазание Божье, которое есть жизнь Божья и сила Божья, зависит от нашей соединенности с Телом, живущим общей жизнью в единстве. Так было в самом начале, так будет и в самом конце.

«Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их» (Деян. 4:33). «Великая благодать на них» — это присутствие Божьего Духа. Это были люди, сплоченные жизнью вместе, а не просто рядом друг с дру­гом, достигшие единства большего, чем то, что дает про­стое сходство характеров и интересов. Истинное един­ство возникает из умения сострадать друг другу в наших неудачах, немощах, слабостях и унижениях. Оно крепнет в атмосфере любви, допускающей неудачи и ошибки и не осуждающей за них. Оно видит слабость и недостаток брата и говорит об этом Христу в молитве.

Если бы ранние апостолы не жили общей жизнью в единстве, у них не было бы силы даже надуть шарик, не говоря уже о том, чтобы нести Евангелие тому иудей­скому обществу, которое еще недавно распяло Мессию.

Единства такого уровня мы не достигнем никогда, если не вырвемся из удушающего кольца наших порядков, сложившихся исторически и основанных на привычных богослужениях по воскресеньям и разборах Библии по средам. Прийти к этому единству путем создания некой экуменической структуры усилиями тех, кто имеет опыт организации церквей, невозможно. К нему придут те, кто готов заплатить цену в виде неизбежного искупительно­го страдания за него, которым только и можно приобре­сти его. И это не альтернатива или один из возможных вариантов, а определенное желание Бога от начала для всех поколений, и особенно для последних.

Истинное общение. Церковь как община / Артур Кац



Написать отзыв
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке