Каталог
(044) 227-27-29
UAH
USD
EUR
RUB
пн - пт с 10:00 до 20:00 сб - вс с 11:00 до 18:00
(097) 880-6379
(066) 668-0284
(063) 411-1256

Святая леди со светильником в руках и мягкой улыбкой

Автор огляду: Адміністратор 
13.08.2019

«Жизнь в отчем доме для меня непереносима. Не может быть, чтобы Бог одарил Свое создание — женщину временем, чтобы тратить его на всякую чепуху и бесконечное опрыскивание духами» 


Флоренс Найтигейл суждено было родиться под славным небом Флоренции в 1820 году. Ее родители были очень богатые и влиятельные английские аристократы. Они могли позволить себе проводить много времени в путешествиях по различным странам. Родители позаботились о том, чтобы дать дочери блестящее образование и утонченное светское воспитание. Ее рано старались приобщить ко всем манерам, условностям и забавам великосветской жизни. Не раз вместе с родителями она присутствовала на праздничных встречах у королевы Виктории.

   К удивлению родителей, их пятнадцатилетняя девочка на веселых светских вечеринках скучила и нередко прямо-таки рвалась посещать больных и престарелых людей. Собирая букеты цветов из своего сада, она носила их одиноким, забытым всеми жителям английской столицы. А в семнадцать лет юная леди организовала Библейскую Воскресную Школу для молодых людей в одном из районов Лондона. И сама выступала там в качестве учительницы и проповедницы. Устраивая библейские беседы, она в то же время учила своих сверстниц и девушек постарше петь старинные христианские гимны. На духовное рвение Флоренс обратила внимание известная миссионерка Элизабет Фрай, предложив ей посещать узников.

   Но чем боьше юная леди увлекалась несвойственным  ее возрасту и положению делом, тем сильнее росло недовольство родителей. Им хотелось видеть в своем любимом чаде блистательную светскую особу, но отнюдь не миссионерку.

А Флоренс светская атмосфера откровенно тяготила. «Жизнь в отчем доме для меня непереносима. Не может быть, чтобы Бог одарил Свое создание — женщину временем, чтобы тратить его на всякую чепуху и бесконечное опрыскивание духами», — пишет она своей тетушке Май Смит Как-то вместе с тетей она побывала в «работном доме». Так обычно называли приют для больных бедняков. Страшная картина открылась глазам впечатлительной девушки. Больные лежало на тюфяках из грязной соломы, заразные вповалку с незаразными. Стены и потолки были покрыты слоем пыли. Редкие сиделки с опухшими от алкоголя лицами равнодушно бродили взад-вперед, ничего не делая.

«В жизни меня преследовали два искушения: светской жизнью и любовью»,- не раз скажет своим друзьям Флоренс в зрелые годы.


 Когда Флоренс заявила родителям, что она пойдет работать сиделкой в больницу для бедных, у матери случился сердечный приступ. Ведь в те времена работа медсестры в глазах общества считалась презренной. На нее шли в основном женщины, изгоняемые отовсюду за пьянство и нечистоплотный образ жизни. К тому же медсестры не проходили никакого обучения. Они просто просиживали у постелей больных умирающих.

   В семье Флоренс разразился громкий скандал, и он моментально стал предметом бурных обсуждений в светских салонах Лондона. «В жизни меня преследовали два искушения: светской жизнью и любовью»,- не раз скажет своим друзьям Флоренс в зрелые годы. Родители прочили ей выгодное замужество. Претендентов на руку и сердце Флоренс хватало. Но дальше помолвки дело не шло. И родители, да и cама Флоренс возлагали большие надежды на возможный, брачный союз с Арчибальдом Сноуфильдом, их семейным врачом. Умный и образованный Арчибальд проявил искренний интерес к работе Флоренс среди больных. Его также заинтересовали проекты Флоренс по улучшению медобслуживания населения. Все это импонировало Флоренс, она уже предавалась мечаам, как они вместе с Арчибальдом будут трудиться па одном поприще. Однако невесту ожидал неприятный сюрприз. Сразу после помолвки Сноуфилд поставил условие: его жена должна забыть все свои «неприглядные увлечения», прекратить посещать больных, лазареты, ходить по бедным. Флоренс наотрез отказалась дать такое обещание. Помолвка была разорвана.

Вконец раздосадованные поведением дочери родители решились на крайнюю меру.  Столь строптивую дочь они просто выдворили из дома, за одно лишив ее нас наследства. Флоренс не обиделась, не затаила негодование на родителей. Повинуясь внутреннему зову, она продолжала следовать своим путем. Перебравшись из Лондона в Кайзерверет, она какое-то время трудится в госпиталях протестантских монахинь. Но ей очень трудно было найти общий язык со здешними сотрудниками. Из-за своей закоснелости они не желали никаких нововведений. Им было привычнее работать по шаблону.

Найтингейл вынуждена была покинуть протестантскую лечебницу и уехать в Париж. Там она .нашла благосклонный прием и полное понимание в общине католических сестер имени Винсента де Поля. В католической больнице Флоренс не встретила препятствий по внедрению новых методов по уходу за больными. О правилах, предложенных англичанкой, заговорили как о медицинской реформе. 

Хотя реформа была предельно проста: соблюдение чистоты в палатах, свежий воздух, полноценное питание, карантин для заразных и внимание к жалобам больных.

Не замедлили заявить о себе и добрые плоды простых нововведений. Смертность больных в палатах, которых опекала Флоренс, уменьшилась в два раза. Слух об этом быстро дошел до Лондона. Власти Англии предложили Флоренс пост главной смотрительницы лечебницы для обедневших дворянок. Это учреждение находилось под покровительством королевы Виктории.

 «Святая леди со светильником в руках и мягкой улыбкой»


Вскоре Англия оказалась втянутой в Крымскую войну. Флоренс получает письмо от военного министра Сиднея Герберта с просьбой организовать помошь раненым в Турции. Флоренс без промедления бросилась искать добровольцев. И они нашлись. Это были ее сестры-сотрудницы из католической общины Винсента де Поля и группа англичанок. Всего набралось 38 человек. Чиновники были довольны. Но вскоре их охватило беспокойстве. А вдруг католички начнут обращать раненых английских солдат в свою веру? Конец шумным дискуссиям положила Флоренс.  

«Опомнитесь, господа, о чем вы спорите?  Неужели вы думаете, что Бог будет судить людей по их вероисповедной принадлежности? Бог же Судья праведный, справедливый. И он совершит суд над человеком по его делам», — заявила она в правительственном учреждении.

   В ноябре 1854 года группа добровольцев во главе с Найтингейл  прибыла  на турецкую землю в местечко Скутари. Это был как раз день крупнейшей битвы под Инкерманом. Сестры милосердия без передышки после утомительного путешествия вынуждены были принимать нескончаемый поток раненых. Их количество в главном госпитале росло изо дня в день. Всего же в округе располагалось восемь госпиталем.

Кроме раненых в бараках находились больные, зараженные холерой, дизентерией, цингой, рожистым воспалением. Повсюду царила антисанитария. Отряд сестер нод началом Флоренс л взялся за наведение чистоты в помещениях. Они же наладили, доставку продуктов и организовали нормальную работу кухни и столовых. По настойчивым ходатайствам Флоренс и ее подопечных из Англии стали регулярно доставлять средства для дезинфекции.

Благодаря стараниям Флоренс, смертность в госпиталях резко стала сокращаться. И начальство и солдаты смотрели на сестру милосердия как на посланницу небес, как на чудесное явление. «Святая леди со светильником в руках и мягкой улыбкой», — такая характеристика закрепилась за ней на всю жизнь.

   После войны, вернувшись в Лондон в 1856 голу, она открыла специальную школу медсестер. По инициативе Флоренс кроме чисто профессионального обучения медсестры получали основательную духовно-нравственную подготовку «Болезнь — дело серьезное, легкомысленное отношение к ней — непростительно. Нужно очень любить дело ухода за больными, иначе лучше избрать другой вил деятельности», — не переставала внушать будущим медработникам Флоренс. По понятным причинам запросы на учениц Флоренс стали приходить отовсюду. Их приглашали па работу в страны Европы и в Америку.

   Непрерывные труды, бессонные ночи не могли пройти бесследно и для здоровья самой Флоренс, Постоянные перегрузки и крайнее нервное напряжение привели к инсульту. Флоренс теперь оказалась прикованной к инвалидной коляске. Болезнь, однако, не помешала Флоренс обобщить накопленный годами опыт в книгах. «Заметки о госпиталях», «Записки о госпитальном уходе» — эти книги стали настольными для многих поколений медиков. В сопровождении преданных учениц Флоренс даже смогла совершить путешествие в Индию для посещения тамошних госпиталей. Свои наблюдения и предложения по санитарным реформам она изложила в книге «Как люди могут выжить в Индии».

   В 1872 году Флоренс Найтингейл назначают главным экспертом комиссии по санитарному состоянию военных лазаретов и госпиталей. Такое возвышение женщины для викторианской эпохи в Англии было случаем из ряда вон выходящим, уникальным. Но те, кто выдвинули Флоренс на этот пост, не ошиблись. Несмотря на ограничения, связанные с болезнью, Флоренс вела активный образ жизни. Устраивала деловые совещания с медиками, давала специальные и духовные уроки в медицинских школах, писала письма коллегам и друзьям. В 1907 году Георг V вручил Флоренс орден «За заслуги перед Отечеством». Она была первой в истории Англии женщиной, которую удостоили королевской награды.


Приближаясь к концу дней своих, она завещала похоронить ее на сельском кладбище без упоминания заслуг на памятнике. 13 августа 1910 года Флоренс оставила мир сей.


Через два года Лига Международного Красного Креста и Красного Полумесяца учредила медаль имени Флоренс Найтингейл. Эта медаль и доныне считается самой почетной и высшей наградой для сестер милосердия. Присуждают  ее не только за профессиональные достижения в медицине, но и за высокий моральный дух и неуклонное следование возвышенным идеалам.

   Флоренс была рада тому, что со временем родственники стали на путь примирения с ней. К ним постепенно пришло понимание ее высшего призвания. Они считали за честь иметь одну с ней фамилию. Флоренс постоянно встречалась с ними и вела переписку.

   «Ты говоришь, что в мире слишком много зла. Мне думается, зла именно столько, сколько нужно, чтобы человек учился на собственных ошибках, на собственных грехах, — рассуждала она в письме к отцу. — Помещая человека в мир греха и зла, Господь указывает ему путь к духовному преображению и совершенствованию. Путь этот  бесконечен и в нем заключается счастье».

Размышления эти проливают свет на необычную судьбу Флоренс. И по праву могут служить ее духовным завещанием для потомков.

По материалам книги «Духовной жаждою томим...» Владимир Попов