Каталог
(044) 227-27-29
UAH
USD
EUR
RUB
пн - пт с 10:00 до 20:00 сб - вс с 11:00 до 18:00
(097) 880-6379
(066) 668-0284
(063) 411-1256

Молитва матери

Автор огляду: Адміністратор 
19.12.2019

Из воспоминаний Харольда Сейла

В моей молодости именно мамины молитвы помогли мне не сойти на неправедный путь, а уже в зрелом возрасте ее ободрение и любовь поддерживали меня в минуты личных сомнений и трудностей. Она, возможно, и не героиня с точки зрения мира, но она была моей личной героиней, и этот образ никогда не потускнеет в моем сознании.

«Она была матерью, которая знала, как молиться, и молилась, отражая образ Христа в своей жизни».

Когда я был еще подростком, каждый вечер перед тем, как лечь спать, я сходил вниз в гостиную, проходя мимо неплотно закрытой двери кабинета, где молилась мама. Вечер за вечером я видел ее молящейся на коленях. Мне не нужно было спрашивать: «Мама, ты молишься за миссионеров?» Нет, я знал, о ком она молилась: о моем брате и обо мне, однако она никогда не использовала молитву как палочку-выручалочку, чтобы удержать нас от неправильных поступков. Раздумывая о том влиянии, которое оказали на меня родители, я должен признать, что больше всего мне помогли не громкие проповеди отца, а нежная, любящая забота и поддержка мамы.

Я заметил, что люди женятся для того, чтобы стать совершенными, что объясняет, почему противоположности притягивают друг друга. Но когда различий слишком много, люди расходятся. Я никогда не встречал столь разных по темпераменту и характеру людей, как мои родители. Честно говоря, хоть я люблю и уважаю своего отца, особенно за его стремление к успеху (в чем он и преуспел), с ним нелегко было ладить. Он очень гордился собой (и своей семьей) и часто был самоуверенным и самонадеянным. Однажды, когда найти общий язык с отцом было особенно тяжело, я сказал: «Мама, не знаю, как ты можешь жить с ним в мире. С ним иногда так трудно».

«Харольд, — ответила она, — Много лет назад я узнала одну вещь. Когда ты любишь кого-то, ты учишься терпеть его недостатки». Она знала, когда говорить, когда молчать и как проходить по «минному полю».

Но и в ее нежности и терпении был предел. Я видел ее раздраженной — действительно раздраженной — единственный раз. Мои родители владели тогда гостиницей «Денвер», и один клиент обманул ее, выдав свою компаньонку за жену. Когда мама узнала, что ее обманули, она поднялась в номер и сказала: «Вы мне солгали, поэтому у Вас есть пять минут, чтобы освободить комнату. Если вы не сделаете этого, я позвоню Вашей настоящей жене (она уже узнала номер телефона) и сообщу ей, где Вы находитесь». Не думаю, что кто-нибудь когда-нибудь так быстро выезжал из гостиницы.

Я был в Корее, когда отец сообщил мне неприятные новости. Мама попала в больницу в результате сердечного приступа, и врачи не исключали летального исхода. Но мама попросила отца, чтобы он сообщил мне такие слова: «Еще нет. Еще нет». Она хотела, чтобы я продолжал свою службу. Несколько дней спустя мне позвонили и сказали: «Мама говорит, чтобы ты приехал».

Я провел у ее кровати три дня. Мы разговаривали, смеялись и плакали. Утром четвертого дня она сказала: «Харольд, я хочу, чтобы ты помолился Господу и попросил Его забрать меня к Нему сегодня. Я прожила долгую жизнь. Время уходить». Та, которая молилась за меня на протяжении восьмидесяти лет, теперь просила меня помолиться о ней. Это было трудно.

Около десяти часов вечера я попросил отца пойти домой и отдохнуть. «Мама, — сказал я, — я останусь с тобой всю ночь. Я обязан тебе, ты знаешь».

Тихой ночью со слезами на глазах я читал Псалом 90, ее любимый псалом, когда-то бывший любимым псалмом ее бабушки. Мы вместе молились, и ее худенькая рука была в моей руке; затем ее взгляд устремился куда-то, чего я не мог видеть. Ее глаза напряглись, а потом зрачки сузились.

Через мгновение приборы показали остановку сердца, и я понял, что мама ушла в вечность. Я нежно расчесал ее, затем стал на колени у больничной кровати и поблагодарил Господа за то, что Он дал мне такую маму.

После того, как мамы не стало, больше всего мне недоставало уверенности в том, что она молится обо мне. Да, для меня она была и останется первым героем, она была мамой, которая знала, как молиться, и молилась, отражая образ Христа в своей жизни.

Люди могут презрительно относиться к нашим советам или игнорировать их, но они не могут избежать воздействия наших молитв.

Харольд Сейла